Немного в России людей, которые не слышали бы о подвиге Евгения Родионова. Очень известен он и в Греции, православной стране, где любят его, чтят его подвиг, многие священники молятся о нем... Но речь в этой статье пойдет не только о подвиге отважного юноши-христианина, но и о подвиге удивительной силы женщины – матери героя, Любови Васильевны Родионовой, о ее Вере, Мужестве и самопожертвовании.

(Любовь Васильевна в монастыре Кассопитра, Корфу)

20160914_110901.jpg

 В июле 2016 года Любовь Васильевна по просьбе иерея Спиридона с Корфу, который очень почитает Евгения Родионова,  посетила остров Корфу, поклонилась многим святыням, а также совершила паломническую поездку в Вунены, к месту мученичества святого Николая Нового. http://www.corfugid.ru/pravoslavnyy-korfu/104-krovotochashhie-derevya.html

Поразительна история этой матери-героини, которая в поисках своего сына совершила невозможное – победила смерть, жила в лагерях боевиков, многократно пересекала под пулями зону боевых действий, ежедневно видя погибающих людей, чудом осталась жива после нескольких нападений, и нашла останки своего сына и его трех товарищей... Ее обрекли на встречи с Хаттабом, Басаевым, Доку Умаровым и другими. Она знает, как больно, когда ломают позвоночник и отбивают прикладами все, что можно. Она вынесла насмешки убийцы своего сына, который упиваясь безнаказанностью, рассказывал ей в подробностях о казни и кричал, что так будет с каждым, кто не подчинится им.

В светлый и радостный праздник Вознесения Господня трагически оборвались молодые жизни Евгения Родионова и его товарищей Саши, Андрея и Игоря...

rodionov-1_1400784283.jpg

В Чечне шла жестокая война. Рядовой пограничник Евгений Родионов, завершив обучение в части спецподготовки погранвойск, как и многие другие молодые воины, написал рапорт, желая служить в «горячих точках». Перед отъездом к жене приехала мама, Любовь Васильевна. Женя был ее единственным сыном. 10 дней отпуска они провели вместе. Мама пыталась отговорить Евгения от службы на Кавказе, но он был непреклонен. «Мама, - говорил он, - от судьбы еще никто не ушел...»

Зимой 1996 года рядовой пограничник Родионов начал нести службу на Ингушской заставе в составе погранотряда особого назначения по специальности гранатометчик. Совсем рядом находилась граница с Чечней. Вместе с другими солдатами Женя нес службу на контрольном пункте, практически не оборудованном для проверки, и вместе со своими товарищами – Андреем, Сашей и Игорем – досматривали машины, стараясь не допустить провоза оружия и боеприпасов для боевиков. В ту ночь у поста остановился уазик со знаком Красного Креста, в котором находились вооруженные до зубов бандиты, взявшие ребят в плен.

Так начался мученический путь Евгения и его товарищей.  Сто дней и ночей проведут узники в чеченском плену в местечке Бамут. Их ежедневно избивали, пытали, подвешивая на дыбе-палке, и почти не кормили. Стены сырого темного подвала и бетонный пол почернели от крови несчастных пленников. Боевики добивались, чтобы Женя и его товарищи написали своим родным письма с просьбой о выкупе. Ребята отказались. Женя сказал, что у мамы больное сердце и денег у них нет. Никто не пытался искать и спасать рядовых солдат, кроме Жениной мамы. После многодневных жестоких пыток ребят заставляли отречься от православной веры и принять мусульманство, обещая отпустить пленников на свободу. Торг не удался. Избитые, голодные, истерзанные, они не предали Веру и Матерь-Церковь.

 

А в это время мама Евгения, не дождавшись от командиров и от государства помощи в поисках их бойца, ходила по селам и аулам, пытаясь хоть что-то узнать о пропавшем сыне. В нее кидали камнями, угрожали ей смертью. 16 февраля 1996 года, когда Женя был еще жив и было возможно ее спасение, ей пришла телеграмма с обвинением в дезертирстве Евгения, которой она не поверила, зная честность и принципиальность своего сына. Она воспитала его таким. Такие телеграммы были не редкость, их часто присылало командование частей, боясь ответственности и скрывая, что солдаты в плену. Когда выяснилось, что Женя – не дезертир, никто перед ней не извинился за ложные обвинения. Она поехала в Назрань, не получив от командира части ни сочувствия, ни помощи. Мало того, он оставил женщину ночью за воротами в чужой стране, где шла война. Сотни матерей скитались тогда по Чечне среди минных полей, боевиков, работорговцев. Множество молодых пленных солдат оказались заложниками политики...

Самые страшные мучения обрушились на Евгения. Он единственный носил на груди православный крестик, ненавистные врагам. «Сними крест», не раз слышал он эти слова. Мать Евгения вспоминает, что когда ему было 11 лет, он вернулся от бабушки после школьных каникул с крестиком на шее, рассказал матери, что он исповедался, причащался и одел крестик. Мама просила снять, боясь, что в школе будут смеяться, но он не снял. Мама просила носить крестик на цепочке, но он продолжал носить его на веревочке. Пройдет время, и Женина мама будет хранить эту веревочку как великую святыню...

Русскому парню был предложен выбор: погибнуть или сменить веру. Он отказался и был жестоко казнен бандитами, которые отрезали голову непокорному пленнику. Это произошло 23 мая 1996 года, в день Вознесения Господня и в день Рождения самого Евгения, ему исполнилось 19 лет.

В пойме реки неподалеку от деревьев обретут свое пристанище изувеченные тела солдат, которые до конца выполнили свой долг и предпочли смерть предательству. Только 21 сентября, в день Рождества Божией Матери, убийца скажет матери о смерти сына и потребует выкуп за тело. Тогда Любовь Васильевна, отдав в залог свою квартиру, выкупит тела Евгения, а также его соузников Андрея Трусова, Александра Железнова, Игоря Яковлева, которые будут подняты со дна воронки, выбитой авиабомбой.

Стоя на краю могилы, мать Евгения скажет фразу, которую запомнят солдаты-добровольцы, выкапывающие тела из земли, офицеры Пилипенко Вячеслав и Попов Дмитрий: «Если не будет крестика на теле, то это не он». При свете армейского «Урала» в ночной тьме среди опавших листьев солдаты нашли крестик. И тогда мать солдата, не терявшая надежду, что сын ее жив, поняла, что надежды больше нет и потеряла сознание.  

Этот крестик стал символом победы Православия над силами зла. Не узнаем мы, о чем думали эти мальчики, коротая последнюю ночь перед смертью. Но Господь все ведает, он свидетель их выбора.

В этой трагедии еще не будет поставлена точка. В лаборатории города Ростов-на-Дону матери Евгения не отдадут тело сына – нет головы. И она опять отправится в трудный и опасный путь в Бамут, чтобы забрать у насмехающегося убийцы голову сына. Она была один на один со своим горем. Ни помощи, ни сочувствия. Муж умер от горя после похорон сына...

                                                                                           (Любовь Васильевна в м-ре св.Параскевы, Корфу)

20160912_193716.jpg

Прошло 8 лет со дня гибели рядового Евгения Родионова и его боевых друзей, а память жива. Написано много икон воину-мученику Евгению, во многих храмах России и Греции появились его иконы и фотографии. Образа мученика Евгения-воина продолжают мироточить как живой памятник солдату. На его могилу едут с Поволжья, Санкт-Петербурга, Чувашии, Украины. Одиннадцать детских организаций в России названы его именем. Его любят солдаты, его помощи просят в тюрьмах и там, где трудно... Его знают в Америке, Японии, Германии. Его любят и почитают в Греции. В Сербии его называют Евгением Русским.

 

А матери с тех самых пор часто кажется, что проживает она не свою, а чью-то другую жизнь. Из тихой домашней женщины она превратилась и в женщину-воина, и в сестру, а скорее, мать милосердия. Многие не зовут ее по-имени, а называют «мама Жени Родионова». Идут годы, но ее горе не стареет, ей часто снится бесконечная дорога, по которой она ходила в чеченских горах. После Жени не осталось детей, у нее никогда не будет внуков. Осталась только материнская память.  Но мама Жени не замкнулась в себе, ее любящее сердце вместило тысячи других сыновей, солдат России. Огромное количество грузов перевезла она за 35 поездок к российским солдатам в Чечню. На деньги, собранные небогатыми прихожанами православных храмов, она закупала самое необходимое для солдат, паковала все это по пакетам и коробкам, развозила на самые дальние заставы, горы и окопы. Солдатам всех вероисповеданий и национальностей! Ее знают хорошо и в военных госпиталях. Множество инвалидных колясок получили через нее искалеченные солдаты и офицеры. Многие ветераны войны получают от нее помощь и утешение. Маленькая, хрупкая женщина, с больным сердцем и последствиями избиений, бескорыстно, совсем не напоказ делает большое, великое, мужское дело...

 20160911_121148.jpg

«И снова в путь. Вагон и поезд

И снова, словно в страшном сне,

Болит душа и сердце стонет,

Мать ищен сына на Чечне.

 

Погиб в расцвете лет невольник,

За Честь, за Веру, за Христа

И свят стоит могильный холмик,

А птицы плачут у Креста...»

 

 

 

 

(В Вуненах, в роще святого Николая Нового)